Рождественская история братьев Антонкиных

lg!ufd

Предлагаем вам немного рождественских чудес от победителей районного конкурса рождественских рассказов, проводимого Музейно-Краеведческим центром в преддверии Рождества Христова, семилетнего Кости и двенадцатилетнего Ильи Антонкиных.  

 Снегопад в канун Рождества! С темного зимнего неба опускаются сотни, нет, десятки сотен пушистых снежинок, похожих на маленькие белые парашютики. Они плавно кружатся в замысловатом танце и бесшумно опускаются на землю, покрывая ее теплым белоснежным ковром. А вокруг тишина! Деревья, словно застывшие великаны из зимней сказки, выглядят величаво и торжественно. Глядя вокруг, кажется, что ты попал в сказку. И не покидает ощущение, что вот-вот сейчас должно произойти что-то необыкновенное.

     Так думал Пашка. Любуясь снегопадом и рисуя в своем воображении сказочные картины, он одиноко брел по заснеженному тротуару домой.

     На протяжении нескольких лет местом, где он жил, было здание с бесконечно длинными коридорами и большими комнатами, где стоит множество кроватей – детский дом.

     В свои восемь лет Пашка не помнил, как оказался здесь, также ничего не мог рассказать о своих родителях. Но образ мамы, возникающий перед глазами как из тумана, мальчишка видел часто, оставаясь в одиночестве вечером, когда каждый из ребят был занят своим делом. Особенно ясно Пашка представлял мамины глаза, большие и немного грустные. Они словно врезались в его память, и, вспоминая их, он мечтал лишь об одном: хотя бы еще разочек увидеть их снова.

     Вот и сегодня, воображая себя героем снежной сказки, Пашка думал о том, что в Рождество хорошо бы встретить доброго волшебника, который согласится исполнить его… нет, не три желания, а одно – единственное, заветное.

     С этими мыслями мальчик возвращался в детский дом с Рождественской елки, пригласительный билет на которую ему вручили за примерное поведение какие-то люди, приходившие к ним недавно в гости. Представление со сказочными героями ему понравилось, а в конце праздника в подарок он получил пакет со сладкими угощениями, который сейчас держал в руке.

     Впереди показались ворота пашкиного дома. Он остановился, поднял голову вверх, закрыл глаза и почувствовал, как снежинки опускаются на нос и щеки. Сначала они немного щекотали кожу, потом обжигали холодом и превращались в воду, оставляя на лице мокрые капельки. И вдруг Пашка услышал голоса: тонкий детский, как колокольчик, и тихий, уставший голос взрослого.

 — Мама, купи, пожалуйста! Мне очень хочется! – кажется, это говорила девочка.

 — Я не могу купить тебе это сейчас, — отвечала ей мама. – У нас нет денег.

 — Но ведь сегодня же праздник. У всех будут подарки! – девочка была готова заплакать.

     Пашка открыл глаза и повернулся в сторону голосов. У нарядной, ярко освещенной витрины магазина стояли маленькая девчушка в старой серой шубке и высокая женщина, закутанная в такую же серую неприметную шаль. За стеклом красовалась большая кукла с белыми волосами и в нарядном синем платье. Она казалась принцессой, сошедшей с картинки из книжки со сказками, и девочка смотрела на нее широко открытыми глазами.

 — Пойдем, — сказала мама и потянула дочь за руку.

     Девочка, не отрывая взгляда от куклы, пошла за ней, а потом опустила голову, и Пашке показалось, что она заплакала.

 — Подождите! – крикнул он. Женщина с девочкой остановились.

 — Вот! – Пашка подбежал к ним и протянул девочке свой пакет. – Это, конечно, не кукла, но думаю, тебе понравится.

     Девочка заглянула в пакет, и ее глаза засияли.

 — Спасибо! – сказала она.

 — А как же ты, мальчик? – спросила мама. – Ты ведь отдаешь свой подарок!

 — Я уже взрослый, — ответил Пашка. – Обойдусь без подарка.

 — Постой… а я тебя, кажется, знаю, — сказала женщина. – Ты из этого детского дома?

     Пашка кивнул.

 — Ты очень добрый мальчик, — женщина погладила его по голове. – Я тебе желаю, чтобы в это Рождество сбылась твоя самая заветная мечта!

     Пашка улыбнулся и, молча повернувшись, перешел дорогу. У ворот детского дома он оглянулся и посмотрел вслед своим новым знакомым. Девчушка шла рядом с матерью вприпрыжку и что-то оживленно ей говорила. Пашка снова улыбнулся и открыл калитку.

     В коридоре стояла Мария Андреевна. Увидев вошедшего Пашку, она подошла к нему.

Отряхивая снег с его шапки и куртки, воспитатель была, как показалось мальчику, чем-то взволнованна.

 — Что с вами? – спросил Пашка.

Мария Андреевна посмотрела ему в глаза и сказала:

 — Идем со мной!

     Они прошли по длинному коридору и вошли в кабинет с удобными креслами и мягким ковром на полу. И тут… Пашка остановился, как вкопанный. Перед ним стояла женщина. Но сейчас мальчик видел ее не в тумане, как раньше, а наяву. А глаза…, большие и немного грустные, смотрели на него по-настоящему!

 — Мама! – Пашке показалось, что он слышит не свой голос. – Мама!

     Женщина бросилась к нему и крепко прижала к себе. Из ее глаз катились слЕзы…

     А позже, уверенно шагая за руку с мамой по заснеженной улице, Пашка оглянулся на остававшийся вдали свой, уже бывший, дом, прошептал:

 — Я желаю, чтоб у каждого ребёнка в это Рождество сбылась своя заветная мечта, чтоб у каждого была мама.

Вам также может понравиться ...

Яндекс.Метрика